Дима Лихачев (dm_lihachev) wrote,
Дима Лихачев
dm_lihachev

Дорога домой // Евгения Монтанья Ибаньес

Николай Иванович выходит из своей комнаты, прокашливается, прицеливается и ловким движением палкой выключает свет. Любовь Семеновна с кухни:
- Дед, давай, шевелись, сейчас Валюша зайдет за тобой, гулять. – кричит ему с кухни Любовь Семеновна.
- Аха-аха, бегу, бегу ... Мы с Валюшкой ходим парой, ветераны мы с Валюшкой! – Николай Иванович опираясь на палку по сненке с трудом семенит в прихожую. Подходит к галошнице, палкой пододвигает к себе ботинки. – ЧЕРЕЗ СКОКА ВАЛЮША ЗАЙДЕТ? ЛЮБАНЬ, СЛЫШИШЬ ЧТО ЛИ?

- Чего?
- ПОМОГИ ОДЕТЬ, НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ.
- Ну давай, - Любовь Семеновна берет ботинок и садится рядом с мужем) Коль, засовывай ногу, засовывай… Да не на пальцы мне, Коля… Подними ногу, на пальцах моих стоишь!
-АГА-АГА-АГА
Любовь Семеновна открывает дверь на лестничную клетку. У лифта стоит большая-пребольшая женщина.
- Здравтвуй Валя, - кивает ей Любовь Семеновна, - все, дед к прогулке готов. А ты Коля аккуратнее, не торопись, если упадешь, мы ведь тебя не поднимем, кабана такого! Все, я приберусь немного и спущусь к вам.
- Да, нам и так не скучно, ГУТИК, ГУТИК, ПОШЛИ ГУЛЯТЬ, ГУТИК!
Свистит. Из комнаты выбегает огромная собака, непонятной породы, но явно с примесью овчарки. Обрадованная, что ее берут гулять, бьет хвостом по стенам крошечного коридора, по ногам Николая Ивановича и Любовь Семеновны.
- Гутик – Шмутик.… Да ТИШЕ ТЫ, ХВАТИТ, УРОНИШЬ МЕНЯ. ГУТА! Ой, мать, забыл …
- Что забыл-то опять
- Да забыл, забыл…Гутик, подожди…

Ковыляет в туалет, Любовь Семеновна уходит на кухню, Гута продолжает вилять хвостом , уткнувшись мордой в закрытую дверь туалета.

- Мать, а мать! …МАТЬ! – кричит он из туалета.
- НУ ЧТО ОПЯТЬ СЛУЧИЛОСЬ? (бросает прихватку на пол). ЧЕГО ТЫ РАЗОРАЛСЯ-ТО, КОЛДУН СТАРЫЙ!
- Ну не психуй, не психуй, я не глухой! Подойди уже скорее, посмотри! Что – то не то, кажется, мне к врачу надо!
- К КАКОМУ ЕЩЕ ВРАЧУ?! ГОСПОДИ ДАЙ МНЕ ТЕРПЕНЬЯ!
- А ты не ори! К венерическому… к какому, какому… вот видишь, кровь.

Комната Николая Ивановича. Он сидит на постели, на руке жгут, рядом Любовь Семеновна и два врача скорой помощи. У того, что помоложе загипсована правая рука. Левой он вкалывает шприц в вену Николаю Ивановичу, не попадает, кожа у вены начинает надуваться.
- Ай, больно, больно… где тебя так колоть, сынок, учили-то?
- Больно? Потерпите, дедушка.
- МАТЬ, НЕ СЛЫШУ, ЧТО ОН ТАМ ЛОПОЧЕТ?
- Терпи, дед, говорит, не маленький!
- А МНЕ МОЖЕТ ПРОТИВОПАКАЗАНО ТАК УКОЛЫ ДЕЛАТЬ!
- Ну что дедуля, будем собирать вас в больницу! – как можно громче говорит второй медбрат.
- ЧТО?
- Собирайтесь, говорю, в больницу повезем! – кричит он уже почти на ухо деду.
- КУДА, КУДА? …. В МОРГ?
- Нет, дед, в морг не могу, у нас холодильник сломался, – улыбается медбрат.
- А ЗАЧЕМ МНЕ ВАШ? У МЕНЯ ВОН НА КУХНЕ СВОЙ ЕСТЬ!- смеется дед.
- А он у вас остряк. - врач поворачивается к Любовь Семеновне. - Соберите ему, тапочки, полотенце, чашку, ложку... Будем госпитализировать.
- Что-то серьезное? Может дома можно, совсем ведь он у меня плохо ходит. Да и глухой, ведь три инсульта было… Я могу и сама уколы делать, если надо.. Плохо ему в больницах, не любит он.
- Пока точно не могу сказать, что это, но в больницу надо! Но вы не беспокойтесь, пока ничего не известно, может, сегодня и отпустят!
Николай Иванович:
- ЧЕГО ГОВОРИТ-ТО, ЛЮБК?
- ТЕБЕ ЗАЧЕМ? ДАВАЙ, ВСТАВАЙ, СОБИРАТЬСЯ БУДЕМ!
- Не, мать, скажи доктору, не хочу к нему в больницу, у меня тут дома своя не хуже!

Машина скорой помощи. В пассажирском отделении сидит Николай Иванович, опершись на палку, наблюдает за дорогой и насвистывает, напротив сидит Любовь Семеновна:
- Коль, прекрати свистеть! Денег не будет!
- А У НАС И ТАК ИХ НЕТ
- У вас, может, и нет!
- И У ВАС НЕ БУДЕТ (продолжает свистеть)…А ТЫ ПОРТКИ МОИ ВЗЯЛА?
- Сиди спокойно! Все взяла, что не взяла, привезу!
- МАТЬ, А МАТЬ?
- НЕ КРИЧИ, кому говорят?
- Не ругайся, Любань, я тут ,понимаш, больной и ты еще ругаешься… места знакомые, куда везут-то?
- Конечно знакомые…В БОЛЬНИЦУ, В НОВОГИРЕЕВО!
Николай Иванович задумался и стал ковырять палкой пол машины.
- Значит в родные места меня везут, мать,.. А я же родился в Новогиреево – тихо говорит дед.
- Знаю.
- У нас с матерью был свой деревянный дом с огромным садом. Вишен одних двадцать стволов, а яблонь…черти скока…м-да…
- Да знаю я, Коля, мы же с тобой познакомились, ты в нем жил.
- Выходишь из дома, все белое, как снегом замело….А это черемуха распустилась….Цвет облетает… С братом Борькой, мы в соседские сады лазали… Да, давно было…Царство ему небесное.
- Ладно, Колюнь, не переживай, все нормально будет! – Любовь Семеновна, берет его руку и тихо гладит.

Городская больница № 70. Приемное отделение. Длинный коридор с опшарпанными стенами зеленого цвета. У окошка регистраткры стоят Николай Иванович и Любовь Семеновна.
- Ваши документы – строго говорит регистраторша.
- Да, да, сейчас. – Любовь Семеновна торопливо роется в сумочке и подает регистраторше паспорт.
- А где страховой? – не меняя строго тона спрашивает регистраторша.
- ЛЮБК, А ЛЮБК, ЗДЕСЬ ХУЖЕ, ЧЕМ НА ЗОНЕ, ПРИСЕСТЬ НЕГДЕ. – на весь коридор говорит Николай Иванович.
- Что он у вас так кричит? – недовольно спрашивает регистраторша, - не дома. Здесь больница, а он кричит.
- Он просто плохо слышит.. Коль, НЕ КРИЧИ, просят же тебя , не кричи… - оправдывается Любовь Семеновна.
- ГОВОРЮ ЖЕ, НЕ МОГУ БОЛЬШЕ СТОЯТЬ. ПУСЬ ХОТЬ СТУЛ ДАДУТ. А СЕЙЧАС НА ПОЛ ЛЯГУ. - не унимается Николай Иванович.
- Сейчас, Коль, потерпи, с документами разберемся и нас направят к врачу…А как же иначе…
- Женщина, страховой полис нашли?!
Любовь Семеновна подает в окошко страховой полис.
- Сейчас, Коль…А как же мне с ним по врачам, не доведу, плохо ходит. Может каталка есть у вас?
- Подождите, куда вы все время торопитесь? – регистраторша возмущена.
- Да нет, нет, мы не торопимся, просто…
- Сейчас, вызову санитаров, коляску привезут… - регистраторша протягивает Любовь Семеновне карточку. - Все, идите. Сначала к терапевту, далее он вам назначит… ГЕН, позови там санитаров, деду коляска нужна.- зовет она охранника к конце коридора.
- Ой, спасибо, а то с ним по-другому никак, совсем мало ходит… Ну там брат умер, совсем расклеился…
- Идите, вон вам катят уже.


Кабинет ЭКГ. Николай Иванович лежит на кушетке весь облепленный датчиками - присосками, на мониторе высвечивается кривая биения его сердца. Николай Иванович насвистывает.У монитора сидит молоденькая практикантка и что - то записывает в карту.
- Николай Иванович, а сколько вам полных лет?
- 77, да 77 – торопливо отвечает за мужа Любовь Семеновна.
- ЧТО, ЛЮБК, ОНА ГОВОРИТ?
- Подожди, Коль, я все уже ответила.
- Были ли какие-нибудь проблемы с сердцем, операции?
- Да, вроде, нет, только вот инсульт два года назад…первый было, ой, в каком же году-то?...
- Понятно. – врач записывает.
- Давление снижаете какими-то медикаментами?
- Да, каждый день с утра пьет таблетки, в последнее время вроде не беспокоило.
- Хорошо, я тут написала, отдадите терапевту.
Практикантка встает, подходит к Николаю Ивановичу, чтобы снять приборы.
- ВСЕ, ДОКТОР, БОЛЬШЕ ПРОВЕРЯТЬ НЕ БУДЕТЕ? – кричит ей дед.
- Да, сейчас сниму, и можете идти.
- И КАК ТАМ ОНО? НЕ ШАЛИТ?
- Нет.
- ЭТО ХОРОШО! Доктор, а вам сказали, что мне еще писить больно!
- Знаю, но это не ко мне.- смущается практикантка.
- МАТЬ, ЧТО ОНА ТАМ ЛОПОЧЕТ, НЕ ПОНИМАЮ!
- Хватит уже баловаться! – строго обрывает его Любовь Семеновна. - Совсем вести себя не умеешь, как маленький! Вы уж извините, он шутник…
- Да, ничего, я уже поняла. – девушка улыбается.
- Молчу-молчу (смеется)… Ну что, Любань, может, хватит. Много там еще врачей?
- Нет, еще не много, потерпи.
- ТЫ ЭТО…ДАЛЬШЕ МОЖЕШЬ САМА ИДТИ, ТЕБЕ НУЖНЕЕ, а я тут еще полежу, посплю!

Четвертый этаж, урологическое отделение. Время обеда и у столовой столпились больные и выздоравливающие, почти у всех из под одежды торчат трубочки, по ним стекает жидкость в пакеты, которые висяят на поясе. У кого-то капельницы на палке с калесиками.. Любовь Семеновна завозит мужа в холл.
- О, МАТЬ! ГДЕ МОЯ БОЛЬШАЯ ЛОЖКА! – радостно кричит Николай Иванович.
Вся очередь оборачивается на него.
- Коля, я просила тебя не говорить так громко, мешаешь людям. – Любовь Семеновна смущенно кивает мужчинам в очереди.
- Ну мне же тоже что-то полагается, как больному-то, а то ты меня совсем не кормишь. - и Николай Ивановичь громко хлопает себя по большому животу.
В очереди улыбаются.
- Дед, замолчи, не позорь меня!
- ВКУСНО КОРМЯТ-ТО, А, МУЖИКИ? – обращается ко всем сразу Николай Иванович. – А ТО Я К ВАМ НЕ ЛЯГУ, БОЮСЬ ФИГУРУ ИСПОРТИТЬ!
- Неплохо для больницы.
- НУ ТАК! А моя меня все голодом морит, на одних сухарях живу - смеется - ВОТ ПОЕМ,А С ТОБОЙ, МАТЬ, НЕ ПОДЕЛЮСЬ…вредно не больным больничную пищу кушать! – он еще раз громко хлопает себя по животу.
- Любовь Семеновна смущается и краснеет.

Бокс № 142. Белая комната, по стенам стоят две кровати, одна разобрана, большое окно, в которое виден двор больницы, у окна сидит Николай Иванович в оранжевой майке, на спине надпись « Капитан» и смотрит в окно. Входит жена.
- КОЛЬ, слышишь меня?
- А? - Николай Иванович поворачивается к ней.
- Говорю, что телевизор не работает, поэтому я тебе книжку тут, в холле взяла почитать.
Протягивает ему затертую книгу « Служу России»
Николай Иванович берет и не глядя кладет книгу на подоконник.
- Ага, ага, а глаза-то ты мне принесла?
- Вон, на тумбочку положила!
- Мать, глаза-то где мои?
- ГОВОРЮ ЖЕ, НА ТУМБОЧКЕ, черт глухой!
- Кто глухой? Я все слышу.
- КОЛЬ, я тебе тут еще йогуртов, булочку, кефирчик принесла, вот в холодильник ставлю, только не съедай все сразу, понял?
- Ага, ага – Николай Иванович продолжает смотреть в окно. - Любань, а когда уже выпишут, погода-то какая. На дачу надо ехать, картошку сажать! Юрка-то, наверное, уже там!
- А чего тебе до Юрки! У него своя жизнь, у тебя своя!
- Я говорю, картошку пора сажать! Нечего тут околачиваться! Разве что от тебя отдохнуть маленько!
- Ну, ну, отдохнуть, и часу без меня не можешь, все Любк, да Любк! ВРАЧ ПРИДЕТ И СКАЖЕТ, КОГДА ВЫПИШУТ!
- Когда?
- Скоро!
- Они-то выпишут, знаем мы их, бандитов… А КАК ДОМА, ВСЕ НОРМАЛЬНО?
- Нормально, куда он денется, дом-то твой, не переживай.
- А ГУТКА? НЕ СКУЛИТ ТАМ БЕЗ МЕНЯ?
- Все нормально, не скулит… Коля, а тебе укол сегодня делали?
- Да, такой большой укол.
- Не больно?
- Да нет, очень даже прилично, не то что некоторые. - смотрит на нее, - С разбегу!
Николай Иванович резко встает со стула, берет палку, и начинает семенить в сторону туалета.
Любовь Семеновна:
- Давай, давай, я тебе дверь подержу
Николай Иванович останавливается:
- Все, мать…. Не донес…

Утро следующего дня. Николай Иванович в очках, дужка которых прикреплена скрепкой, сидит у окна и читает книжку, проговариваривая слова по слогам себе под нос.
- При-хо-ди-ли о-ни к до-му не…ть-фу! - откладывает книгу смотрит в окно. Входит врач.
- Николай Иванович, добрый день!…Николай Иванович?
Николай Иванович продолжает смотреть в окно, не обращая на врача никакого внимания. За окном до самой больничной ограды все желтое от цветущих одуванчиков. В больничные ворота въезжает ритуальный автобус и несколько автомобилей. Из них выходят женщины и мужчины все в черном.
- Николай Иванович – еще раз и очень громко зовет его врач.
- Видите я занят. МНЕ НЕКОГДА. – не отрываясь от окна отвечает дед.
- Даже на врача нет времени?
- НА ВРАЧА…ПОЖАЛУЙ НАЙДЕТСЯ МИНУТКА. – он переключает свое внимание с окна на врача.
- Как вы себя чувствуете?
- Да бегаю…помаленьку.
Входит Любовь Семеновна.
- ОП, ЛЮБАНЯ ПРИШЛА. - увидев ее заулыбался Николай Иванович.
- Да, Коль, сейчас с доктором поговорю и к тебе сразу подойду. – Доктор, давайте выйдем.
- Ну,идите, идите. Только аккуратненько, не задерживайтесь там.
Любовь Семеновна и доктор выходят. Николай Иванович встает у окна и продолжает разглядывать людей на улице:
- ЛЮБАНЯ … тьфу, ты, где ее черти носят… ЛЮБАНЯ!
Заходит Любовь Семеновна.
- Ну что ты раскричался, не даешь с человеком поговорить, что случилось?
- Ничего не случилось, просто, чего ты так долго!
- Коль, я только вышла, не успела даже поговорить с врачем!
- А что говорит-то?
- Да, ничего…
- ЧТО?
- НИЧЕГО ГОВОРЮ НЕ ГОВОРИТ.
- ЧТО, СТОИТ И МОЛЧИТ, КАК ПАРТИЗАН? ТАК КОГДА ВЫПИСЫВАЮТ, НА ДАЧУ НАДО, ВОН, ВСЕ ЦВЕТЕТ УЖЕ! Сколько можно здесь…я убегу. – смеется он.
- Видимо, нескоро, Коль. – она подходит к нему и берет его за руку и тихо гладит.
- Что? Мать, говори громче! Ты сказала им, что я уже здоров, могу быстрее тебя бегать!
- Коль, рак у тебя!
- Не понимаю, что ты опять там сама себе лопочешь?
- РАК У ТЕБЯ, КОЛЬ, рак…
- Что – то ты опять такое сказала, черт не услышит, сплошное щебетание…-Николай Иванович садится на стул и опускает голову - …Ладно, Любань, ты иди…иди… - он забирает у нее свою руку. - Я чего-то устал сегодня…спать, наверное, лягу…, а ты иди…
Tags: 2007, Женька, вступительные во ВГИК
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment