Дима Лихачев (dm_lihachev) wrote,
Дима Лихачев
dm_lihachev

Categories:

Режиссерская разработка // Евгения Монтанья Ибаньес

По мотивам русских сказок «Сказка о злой жене», «Жена-спорщица», «Жена-доказчица», «Муж да жена», «Вещий дуб» (сб. А.Н. Афанасьева).

Темные-темные мещёрские леса. Болота. Реки. Изредка - деревни, без единого фонаря или освещенного окна.
По насыпи неторопливо ползет пассажирский поезд, останавливается на всех полустанках, но никто не входит.
В тамбуре небольшой мужичонка, Степан, в трениках и красной майке с надписью КОКА-КОЛА - курит уже третью папиросу и вглядывается в окружающую темень.
К нему выходит полноватая женщина в халате. Она на голову выше его. Ей зябко.
- Ну что ты такой смурной, Карлсон? – она покровительственно приобняла мужа.
- Не уверен я, Ленусик, что тебе у нас.. эээ.. понравится.
- Конечно, понравится! Ну и, наконец, познакомлюсь со свекровью. Мы уже сколько лет женаты? А я никого из твоих не видела!
- Ну вот и познакомишься, - мужичок странно усмехнулся, - Может перестанешь говорить, что я уникум.. У нас, в Мещёре, все такие…

Ночь, мещерский лес. По проселочной дороге медленно идут Карлсон и Ленусик. Карлсон катит чемодан на колесиках и другой, довольно большой и тяжелый, несет в руке. Слышно, как воют волки, а может это собаки? Над лесом круглая оранжевая луна.
- Телефон не ловит, - Лена раздраженно пихает телефон в сумочку, - А до деревни семь километров! Я устала, слышишь меня?!
- А я говорил тебе, не брать с собой столько барахла, - Карлсон осторожно ставит чемодан на землю, переводит дух, - вечно со мной споришь… Пошли, а? Ленчик?
- Я же не знала, что так долго… Семь километров! Все, я устала..
- И что? Здесь заночевать?
- Не видела твою мать восемь лет, и еще столько же.. Что? (слышен какой-то скрежет)
- Мне страшно, сделай что-нибудь!
- Тихо!
Видно, как по дороге, навстречу из темноты медленно выезжает телега.
- Эй, тормози! – кричит Карлсон, - Куда едешь?
Телега остановилась, с нее всматривается в странную пару старенький мужичонка:
- Что случилось, кто тут раскричался?
- Степан я! Кривошеин, до Безобразова не подбросишь? – Карлсон подошел к телеге, - Здравствуй, дядя Прохор!
- О! Степка? Ну, полезайте, отчего же и не подбросить..
- Милый, давай не поедем, - шепчет Лена Степану, - доберемся сами как-нибудь! – она косится на топор, который в ногах у дяди Прохора.
- Ну прекрати, только что ведь плакалась.. Леночка, будь со мной ласкова, и делай, как я говорю, хотя бы иногда!
Они залезают в телегу. Под ногами у мужика лежит кроме топора еще и бутылка с мутной жидкостью. Телега трогается.
- Вот Антоновна-то, обрадуется! Давно ты мать, Степка не навещал… уехал в город и как сгинул…. А самогон у нее отменный! М-да..
Телега заезжает в лес. Дорогу здесь еле видно, по сторонам почти вплотную деревья, кусты, того и гляди - оцарапают. Очень тихо, только изредка волк завоет. Лена вздрагивает и оглядывается на каждый шорох:
- Что за места-то такие, непроходимые!
- Темные Ясли, - отзывается дядя Прохор, не открывая глаз, - тут и днем темно..
- И название чудное какое-то! Мне не по себе, такое ощущение.. неприятное, - Лена прижимается к мужу. Говорит ему на ухо, - Мы точно туда едем? Странный этот дядька! Зачем ему топор?
Мужик, как бы услышав ее слова:
- Их ведь почему так назвали то? В этих Яслях один мужик жену свою погубил! Кстати, ваш, безобразовский!
- Как погубил? – Лене уже не только зябко, но и по настоящему страшно становится.
- Да в колодец бросил… Смурная она у него была… Злющая баба-то, да и косая к тому же, длинная, черная… Только вот любил ее пуще красавицы, - Прохор опять замолк - закимарил, телега наехала на кочку, и он посмотрел мутными глазами на Лену, - Ага! Ну и вот… И она им вертела как хотела – он и стирал у ней, и готовил, и дите баюкал… Боялся! … А сама лежала целыми днями, баклуши околачивала, а куда денешься! Женился - навек заложился!...

В кадре «Сказка о злой жене». Утро, деревня. По избам и одежде крестьян это век 19-ый.
Мужик заходит в свой дом, кладет на стол связку только что пойманной рыбы, достает нож и чистит ее. На печи комнаты лежит баба, его жена - худая, лицо ее странно перекошено. Пока мужик чистит рыбу огромным ножом, рассказывает ей, что нашел в Яслях клад, знает, где он, нужно только сходить поскорее, пока никто не спер! Что клад лежит, а ему в руки не дается, говорит, дескать, жену приводи, тогда и дамся! Женщина охает, встает, быстро накидывает на себя черную шаль, параллельно ругая мужа, что так поздно сказал, наверняка уж ничего там и нет!
День, лес, Темные Ясли. Тут всегда темно и сумрачно. На ветке спит филин. Сквозь чащобу пробираются муж с женой, жена не прекращает ругаться, торопится, мужик понуро плетется сзади. Жена:
- Ну, пойдем, пойдем! Я возьму, а тебе шиш!
Мужик останавливает ее.
- Тише, баба! Тут провальная земля, отсюда клад выйдет.
- Ах ты, дурень мужик! Всего боишься. Вот как я-то прыгну!
Прыгает на солому и проваливается в яму.
- Ну, ступай! – говорит муж и крестится, - Я теперь отдохну!


Скрежет, женский визг и крик мужика:
- Стой, тпру! Стой, скотина! Кому говорят!
Телега остановилась, темно, слышно, как ухает филин.
- Что это было! Степан! - Лена прижимается к Степану и дрожит.
- Успокойся, Ленусик, просто кабан…
- Степан, куда ты меня завез?! Это человек был! Скажи мне!
- Ленусь, говорю же, успокойся, какой еще человек в это время суток, здесь! Вепрь пробежал! Хорошо, что не медведь! - Степан закуривает, - Ладно, поехали, вроде убег! Недолго ехать то осталось! Не переживай…
Опять ухает филин. Кто-то вроде шевелится в кустах.
- Зверинец какой-то! И человек это был, я точно видела!
Мужик:
- Чтоб ему, вот дурень, прям под копыта бросается, тьфу ты! – дядя Прохор трогает вожжи, - Совсем одичали, людей не боятся! … Так вот, на чем я там?
- В колодец она прыгает, - усмехнулся чему-то своему Степан.
- Ну, да, прыгает. А вон и часовня, видите, впереди. Вот это ваше Безобразово, скоро будем! Не беспокойтесь, дамочка.
- А я и не боюсь, что там дальше-то? – но все-таки она боялась, отодвинулась подальше от Прохора.
- Ну - прыгнула она в яму… Отдыхал мужик так месяц и другой, а там и скучно стало без косой-то!
- Так она погибла?
- Погоди, милочка.… В общем, заскучал, все об ней думает – может, стала она тиха и смирна, дай-ка выну опять! И пошел он к лесу, навязал коробью, опустил под землю, слышит – села, тянет вверх…

В кадре: день, лес, Темные Ясли... Сумеречно, как всегда. Мужик стоит у колодца и привязывает к веревке коробью, опустил ее в колодец. Веревка натянулась, мужик тянет ее обратно, торопится, видно, что тяжело. Глядит, а в коробье чертенок сидит, пугается, хочет выпустить веревку, а тот ему говорит:
- Вынь меня, мужичок! Твоя жена нас всех замучила, загоняла! Повелишь что творить, стану тебе вечно служить; вот хоть сейчас побегу в боярские хоромы, мигом заварю кашу, буду днем и ночью стучать да бояр выживать, а ты скажись знахарем, приди, закричи на меня – я выскочу и уйду. Ну ты и греби деньги лопатою!
Мужик вытащил коробью, чертенок выпрыгнул, отряхнулся и убежал.


Ночь. Телега посреди Безобразово, часовня и восемь домов по двум сторонам дороги, светает. Мужик:
- Тпру, тормози! Ну вот, приехали.
- Спасибо, дядя Прохор, заходи на днях к матушке, она тебе горяченького отольет.
- Ага, зайду, зайду…

- А чем же там кончилось-то? – спрашивает Прохора Лена, - Черт какой-то… Байки деревенские…
- А что черт? Черти везде водятся! Просто не всем видно то! По грядкам часто ночью бегают, картошку прут!
- Ну и горазды же вы сочинять! Такого не бывает, разве что в сказках!
- Не обижайся, дядь Прохор, она просто Московская! Лен, ну я же тебя просил!
- А кончилось тем, что пошел он опять ее вытаскивать, затосковал сильно. - Прохор садится в телегу, - И вот тащит он ее, а она на него зубищами скрипит, да кулаками грозит. И он от страху-то веревку и выпустил, и убег от того места, да более и не возвращался! И загремела его косая баба по прежнему в ад!
- А вот и мамин дом, - Степан показывает на деревянный, вросший одним боком в землю дом, - Она спит, наверное, пойдем будить.


На следующий день Лена хочет уехать. Говорит, что не проведет здесь больше и дня, что волки всю ночь спать не давали, кто-то в дверь скребся, простыни серые и сырые, перина комковатая, в туалет нормально не сходишь, все на улице, тухло здесь и страшно.
Муж говорит, что надоела она своими спорами. Первый раз за столько лет к матери приехал, нужно же погостить, нехорошо это.
Антоновна, мать Степана (худая старуха - у нее густые, сросшиеся на переносице брови, колючие черные глаза, крючковатые пальцы и большая бородавка на подбородке, такая форменная баба-яга) слышит этот разговор и вечером за чаем рассказывает ей историю про брата своей бабушки, как он свою жену заживо схоронил (сказка «Жена-спорщица»).
Сварлива и упряма у него жена была, что, бывало захочет, так муж дай ей, и уж непременно муж соглашайся с ней. Да больно она льстива была на чужую скотину; как, бывало, зайдет на двор чужая скотина, так уж муж и говорит, что это ее.
Вот однажды и зашли к ней на двор барские гуси, она спрашивает у мужа: «Чьи это гуси?», а ему надоело потакать ей, вот и сказал, что барские. А она вспылила от злости, пала на пол: - Я умру, говорит, - сказывай, чьи гуси? А он – Барские. И она давай охать и стонать, и попа, говорит, зови – помираю, и все спрашивает, чьи гуси, чьи гуси? А муж тоже уперся – и все барские и барские… Последний раз она спросила его уже в гробу, «Если не ответишь, что мои, тогда пусть хоронят!», так ее и похоронили!
Эта сказка, как и «Сказка о злой жене», так же показывается на экране, с перебивками на Антоновну, к которой заходят мужики за самогоном.


На следующую ночь Лена также не может уснуть, долго ворочается, постоянно слышит какие-то шорохи, вой, скрипы, опять ругает мужа, что приехали, он не обращает на нее внимания и засыпает. Лена встает и выходит в сени, пол скрипит, свечка вот-вот догорит, электричества в Безобразово опять отрубили.
Она сидит в темных сенях, ей мерещится мужик, который бросает свою жену в колодец, потом тот, который хоронит жену (показывается на экране). Она успокаивает себя, что все это глупости.
Потом она засыпает, но зритель не понимает, что это сон, мы не показываем момента, как она заснула. Должно быть ощущение, что наступил следующий день.


Сон – «Сказка о жене-спорщице» (вторая часть). Только на месте героев сказки Лена и Степан.
Сказка о том, как надоела мужику жена своими спорами, такая задорная, что все ему наперекор говорила, лишь бы с мужем не соглашаться. Так все время и бранились.
И вот идут они к реке, а вместо моста на плотине лежит перекладинка. И тут Степан ей и говорит:
- Смотри, жена, не трясись, а то, как раз упадешь!
- Так вот же нарочно буду! – отвечает зачем-то Лена – и падает в воду.

А потом она уже утонула и видит как будто со стороны, как Степан ее ищет по берегам реки, а мужики ему говорят:
- Что ж ты, дурак, её здесь ищешь, шел бы вниз по реке, а не в гору.
- Эх, братцы, молчите! – говорит им Степан, - Она все делала наперекор, так уж и теперь, верно, пошла против воды.


Лена просыпается в ужасе, на улице еще темно. Пока Степан спит, она собирает вещи, в это время входит Антоновна, спрашивает, что случилось. Лена продолжает собираться, обвиняет Антоновну в заговоре, что это они со Степой специально все придумали, с ума захотели ее свести, избавиться от нее, что и мужик этот в телеге…, и что она видела, как Антоновна настаивает самогон на белене!!..
Антоновна не отговаривает ее, Лена заводится еще больше и без вещей и Степана сбегает из дома и теряется в Темных Яслях. Там она находит и эту яму-колодец, и эту реку с перекладиной, хоть ее Семен и убеждал что все это просто байки-сказки, а не правда.… И уже совсем темнеет, и что-то вокруг ухает, шевелится, и она вся ободралась о бурелом…
Через несколько часов ее находит Семен, она бросается ему на шею и они идут обратно.
Успокоенная Лена снова начинает спорить с Семеном – он ей говорит идем сюда, а она, нет! Я помню – туда надо идти! Вот же дорога-то…
Семен пожал плечами, усмехнулся и говорит:
- Ну иди туда, если хочешь…
И она идет! Потом все медленнее.… Еще медленнее.… Останавливается. И бежит назад к Семену. И больше с ним не спорит.
И больше не зовет его Карлесоном, никогда.


Все эти сказки показываются зрителю на экране, примерно как в фильме «Декамерон» Пазолини.


Вобщем, примерно так же рассказываются и другие сказки про дурных жен: или Антоновна и деревенские, которые приходят за самогоном, рассказывают их Лене (и эти рассказы показываются, ну вот примерно как в фильме «Декамерон» Пазолини), или Лена видит эти истории во сне после всех этих рассказов – как будто они происходят с ней и Степаном.

Это такие сказки:
«Жена-доказчица» (старуха нашла клад и стала всем про него рассказывать, а старик, чтобы ей барин не поверил, подложил в морду зайца, а щуку в горох – выставил старуху дурой и ей никто не верит),
«Муж да жена» (блудливая жена притворяется хворой и посылает мужа в Крым-город за лекарством, а сама гуляет и пьет с молодыми парнями – а тот встречает солдата, и солдат помогает жену разоблачить),
«Вещий дуб» (почти «Назову себя Гантенбайн»! Одному доброму старичку попалась молодая жена – плутоватая баба, и задумала она его ослепить, чтобы не мешал ей развлекаться. И вот он притворился, что её заговор удался, и что он ослеп – а сам подглядывает, как она собрала гостей и пирует. Но вот только старичок все-таки не очень добрый оказался – поубивал всех её собутыльников, пока она за вином ходила, а сам обратно на печь – будто они все сами блинами подавились)


Вобщем через несколько дней всех этих сказок про убиенных злых жен, Лена в ужасе сбежала без Семена и вещей и заблудилась в Темных Яслях. Там всегда темно и сумеречно, даже в самый яркий день – и она там находит и эту яму-колодец, и эту реку с перекладиной, хоть ее Семен и убеждал что все это просто байки-сказки, а не правда…
И она там плутает несколько часов, и уже совсем темнеет, и что-то вокруг ухает, шевелится, и она вся ободралась о деревья…
Все-таки ее находит Семен, она бросается ему на шею, и они идут обратно.
И Лена уже успокоилась, и снова начинает с Семеном спорить – он ей говорит, идем сюда, а она, нет! Я помню – туда надо идти! Вот же дорога-то…
И Семен пожал плечами, усмехнулся и отвечает:
- Ну иди туда, если хочешь…
И она идет! Потом все медленнее.… Еще медленнее.… Останавливается. Бегом бежит к Семену. И больше с ним не спорит.
И больше не зовет его Карлесоном, никогда.
Tags: 2007, Женька, вступительные во ВГИК
Subscribe

  • застенки \\ бомбоубежище, ВЦАН, ВЦСОАН, чердак

    походил вот пощелкал в подвалах ВЦ АН - завалы электрических пишмашинок Ятрань, бомбоубежище класса (эээ.. уже не помню - ну вобщем наверное чтобы в…

  • бухгалтерша. такой вот сюжет - невеселый

    получил вот я довольно давно письмо такое: Порядочная, надежная и преданная близким людям. 27 лет Образование высшее. Детей нет. Без вредных…

  • слова кончились

    т.е. я об чем-то своем девичьем весело трындел, вот хотя бы тут, в ливере - уже лет 5, да? ну или около того - надо б графичек нарисовать - но и так…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments