Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

7дввиму

Сейчас даже трудно поверить, что это было, Ч. 7

Воспоминания о жизни в конце ХIХ - начале XX веков (Рыбинск, Молога, Гейдельберг, Берлин, Париж, Швейцария, Хабаровск и предчувствие революции)
Ранее: Ч.1 (начало), Ч.2Ч.3Ч. 4Ч. 5Ч. 6

Анна Борисовна Матвеева (Ревякина), автор
Вскоре после первой открытки последовала целая серия писем. Были открытки и в конвертах, но самое главное — был указан обратный адрес. Можно понять, как ликовали домашние, как усердно писали отчеты о своем житье-бытье Саша, Надя и Павел.

Надежда Ивановна подробно сообщала о домашних новостях, о том, как все боялись плохих вестей, а теперь радуются, что Митя жив и здоров, а Саша должна скоро родить. Павел в своих письмах рассказывал о друзьях, с которыми он гуляет, даже ходит на Волгу, а также читает, учится играть в шахматы и ждет от папы новых открыток.

Сашины письма были полны беспокойства о его здоровье, и только потом следовали краткие сообщение о том, что дома все в порядке.

Следующая серия писем от Дмитрия Ивановича не заставила себя долго ждать. Описания окрестных пейзажей и достопримечательностей в них немного, зато озабоченность состоянием жены — в каждом послании. «Постарайся пободрее себя чувствовать. Друг мой милый и бесценный, душою с тобой» (28 июня 1916 года). «Милая моя мама, жду твоих писем. Желаю тебе бодрости и здоровья. Крепко обнимаю тебя и Павла» (1 июля 1916 года). «Сегодня опять нет ни писем, ни телеграммы от тебя, боюсь и думать — как ты живешь. Всей душой желаю тебе бодрости, дай Бог здоровья и сил вынести ниспосланное. Храни тебя Господь. Целую и обнимаю. Твой Д. Ревякин. 5 июля 1916 года. Гельсингфорс».


Collapse )
7дввиму

Сейчас даже трудно поверить, что это было, Ч. 5

Воспоминания о жизни в конце ХIХ - начале XX веков (Рыбинск, Молога, Гейдельберг, Берлин, Париж, Швейцария, Хабаровск и предчувствие революции)
Ранее: Ч.1 (начало), Ч.2Ч.3Ч. 4


Анна Борисовна Матвеева (Ревякина), автор
...Через десять часов, как и было обещано, с новой буксой поезд покинул станцию Зима и, набирая скорость, спешил к Иркутску, а часа через два после Иркутска перед пассажирами открылся Байкал. Он был хмур, неприветлив и поражал беспредельностью.

Вид, открывавшийся из окна вагона, смущал едущих: поезд шел высоко над берегом — вдруг сорвется вниз? В окнах с другой стороны проносились горы, поросшие лесом, и казалось — открой окно, и можно вдохнуть запах хвои.

Тревожно и величественно.

Как-то незаметно доехали до Читы, а еще через сутки миновали станцию Ерофей Павлович, названную в честь первопроходца Хабарова. И, наконец, еще два дня пути — и Ревякины в Хабаровске.

Приятно было почувствовать себя в привычной обстановке: просторный номер в гостинице, можно сидеть за столом, пол не дрожит и не качается под ногами.

Весь день они отдыхали, ходили по городу, не уходя далеко от гостиницы, а на следующий день Дмитрий Иваныч поехал в Комитет по постройке Восточно-Амурской железной дороги, где его ждали. Были обговорены все условия, упомянуто, что работа связана с командировками в Благовещенск, Никольск Уссурийский, Николаевск-на-Амуре, а также, возможно, в Манчжурию, Китай, и вручены подъемные для обустройства на новом месте.

Вернувшись в гостиницу в приподнятом настроение, он сразу же велел Саше собираться.

— Куда нам нужно собираться, Митя? — поинтересовалась жена.

— Мы поедем с тобой, познакомимся с городом, побываем в магазинах, найдем контору по найму квартир.

— Хорошо, но только после обеда.

Экскурсия по городу затянулась надолго.

— Покажи нам город, любезный, самое интересное, — просил Митя, — магазины, храмы.

— Да ведь зараз не объехать, город-то наш очень большой.

С вокзальной площади поехали они по Большой улице, затем извозчик привез их к городскому саду, и они увидели крутой откос, спускавшийся вниз от садовой решетки, а на краю откоса памятник Муравьеву-Амурскому.

Проехали они мимо городского цирка — очень оригинальное здание.

— А теперь, давай, к Амуру, — попросила Саша.

— Извольте, барыня, покажу вам Амур-батюшку, — развернул экипаж и повез их на рейд, где в Амур впадает Уссури. У пристаней стояли пароходы и пароходики, теснились лодки, необозримой была водная ширь.

— Ну, все, приятель, вези нас домой.

Усталые, но очень довольные, они вернулись домой.

Я совершенно уверена, что поездка по городу была для них необходима и интересна, а места, где они были, я писала со старых открыток, чудом сохранившихся с 1912 года (Издательство Контрагентства А.С. Суворина и Кo).


Collapse )
7дввиму

Сейчас даже трудно поверить, что это было, Ч. 4

Воспоминания о жизни в конце ХIХ - начале XX веков (Рыбинск, Молога, Гейдельберг, Берлин, Париж, Швейцария, Хабаровск и предчувствие революции)
Ранее: Ч.1 (начало), Ч.2Ч.3


Анна Борисовна Матвеева (Ревякина), автор
..Встреча двух подруг — Александры и Марии — для обеих оказалась подарком судьбы (прошу прощения за некоторую выспренность). В небольшой очень уютной комнатке они сидели и говорили, говорили, вспоминали годы учебы, рассказывали друг дружке о своей жизни и не могли остановиться.

Маша жила одна, работала в интернате для детей-сирот, отдавая им и свое время, и тепло души, и знания, а иногда помогала материально по мере возможности.

Следующие три-четыре дня они гуляли по Москве, зашли в Третьяковскую галерею, в Румянцевскую библиотеку, где в годы учебы им приходилось часами сидеть над книгами, конспектируя труды историков, философов, читая фолианты по истории искусств, истории религии... Они прошлись по московским бульварам, поклонились Пушкину и Гоголю. Для них Пушкин был любимым поэтом, а Гоголь — любимым писателем.

Они вспоминали, как в летние каникулы совершили паломничество, иначе не скажешь, в Ясную Поляну. До Тулы ехали поездом, а уж из Тулы шли пешком до Ясной Поляны. По пути им встречались те, кто уже побывал в имении великого писателя, другие путешествовавшие обгоняли их. Ходоков было много, и только один экипаж встретился им на дороге.

Отношение к Толстому у бабушки было благоговейным. Она безоговорочно принимала его философию, и, не будучи сама истовой христианкой, одобряла его критику официальной церкви, и, конечно, переживала из-за того, что почитаемый ею Лев Николаевич должен был ежегодно в день Православия в первую неделю Великого поста выслушивать «анафему» Стеньке Разину, Емельке Пугачеву и Левке Толстому...


Collapse )
7дввиму

Последний из гопоты

Когда мы с двумя Монтаньями и Лихачёвой переехали на ул. Рабочую из соседних Калитников, это лет 20 назад - тут были одни хрущёбы и лимита в этих хрущёбах с какого-то соседнего завода "Красный лапоть" или как-то похоже ("Серп и молот"?).

Это моя вина, что мы сюда переехали - я в детстве жил с бабушкой в хрущёбе в Питере и у меня от улицы Бассейной остались самые тёплые и уютные воспоминания. Ну там не лимита жила, а всякие врачи-учителя, и Витя Цой тоже, и человек рассеянный с улицы Бассейной ;)

И, походу, мы были единственными интелями среди этих лимитных катакомб - я статейки пописывал в "Новую Юность", Алькайда выставки делала в музее Высоцкого, Сашка собиралась учиться на художника, Жека в ДДС мастера спорта по скалолазанию заработала.

Но с лимитой жить, соответственно и выть: сначала я насувал в рыло лимитным детям, которые изображали из себя скинов и обозвали Жеку черножопой, потом и ихним родителям, потом на наш подъезд поставили кодовый замок - и бухая лимита, не владевшая кнопками, повадилась стучать к нам в окна, чтоб открыли - тоже насовывал в рыло, потом были еще какие-то в рыло, уже не помню, бутылкой кого-то отхерачил - хотели видеокамеру отобрать (сашкин выпускной), каратисты какие-то моссковские в меня моей же колбасой и дискетами кидались - закончилось всё это (в смысле наскоков лимиты на наше благородное семейство) - когда пришел сосед Вовчик меня душить, я его неудачно ударил спросонья и он сломал руку в трех местах. Полгода Вовчик ходил в гипсе и как-то это всех впечатлило.. Больше не возникали

Так вот - нынче снесли все наши хрущёбы, выселили всю нашу лимиту куда-то в ебеня, понастроили П-44 и заселили их выселенцами из Замоскворечья и т.п. (т.к. там ЦАО и тут ЦАО, профит!)). И вот - скины не бегают, туш коров во дворах не разделывают, на деревьях фонарики, велосипедисты (и велосипедистки!)) катаются, дырку в асфальте собянинские заделывают через два дня, как я в инстаграмме пожаловался, едешь по Рабочей с собачкой - а навстречу все хипстерши маршируют, хихикают, т.к. собачка у меня мимимишная и улыбчивая, негры с кане корсо гуляют - прям пора ул. Рабочую переименовывать в ул. Хипстерскую, ан - носстальгия, а..

Дед один, хозяин лабрадорши Гретты (я всех собак на раёне знаю)), рассказывал, как они, когда тут были еще бараки - гарбузы воровал с железки, и ходили они войной на калитниковских, а вместе с калитниковскими пиздили карачаровских

7дввиму

Истории по фото №3. Для Лены

Лена - хозяка ларька в Абано Терме с открытками и всякой чепуховиной для туристов, приезжающих на воды, она сама стоит за прилавком каждый день - едет 8 км на велике из Падуи. Ну когда очень лень - на ситроене.

Постоянные клиенты бутик-отелей, старухи в брюликах, престарелые мафиозо из Сицилии, все уже с ней знакомы и останавливаются посплетникать и пококетничать. Кажется уже все, кто мужики, предлагали ей руку, сердце и виллу - но уж больно все старые. Это Абано Терме. Да и бизнес её процветает - зачем ей?

Ан вот сестра с Украины подкинула ей племянника на лето, такое чудило стоеросовое 15 лет - мелкий, чудной, покуривает тайком. Ставить его за прилавок нельзя - он итальянского не разумеет - так что на подхвате - пойди-принеси.

Лена давно замечает, что племянник вечно норовит что-то уронить под прилавок, лезет поднимать - и залипает. Подглядывает ей под юбку.

И что с ним делать?

А живут они в Падуе, в микроскопической лениной двушке, племяш в проходной комнате..
7дввиму

11 фоторепов о Сирии - то, что девчонки отобрали из наших 5000 фоток

7дввиму

№30 (а где №29???? хады)

Рыбинская Среда - №30 - Память. Бабушка


…Встреча двух подруг – Александры и Марии - для обеих оказалась подарком судьбы (прошу прощения за некоторую выспренность). В небольшой очень уютной комнатке они сидели и говорили, говорили, вспоминали годы учебы, рассказывали друг дружке о своей жизни и не могли остановиться.
Collapse )
предыдущие серии:
№28 1906-1907
№27 1897-1906
№26 хмм... странно - поиск не находит..
№25 Еиндекс-2009
№24 вах, чего нашел-то! Тетя Аня о прабабушке
7дввиму

№ 27 - 1897-1906

Рыбинская Среда - № 27 - Анна Матвеева. Бабушка


Каждое лето после смерти мамы Саша приезжала в Бежецк, к сестре Лизе, где не была желанной гостьей для Лизиной свекрови Евдокии Федоровны. Для нее были приготовлены дюжины две полотенец, которые ей нужно было украсить вышивкой. На каждом полотенце следовало сделать по две широких каймы крестом или гладью, края обрабатывались различными мережками. Подумать только: сорок восемь каемок шириной от 6 до 12 см.
Collapse )
предыдущие серии:
№26 хмм... странно - поиск не находит..
№25 Еиндекс-2009
№24 вах, чего нашел-то! Тетя Аня о прабабушке
7дввиму

безумное путешествие по Версалю на электрокаре

безумное путешествие по Версалю на электрокаре в поисках туалета! ;))



ну я писал об этом - что мы доехали до Версаля ровно именно в понедельник, хоть я и парил мозг девушкам, что обычно нормальные неавантюрные граждане обычно смотрят куда едут - хоть в интырнете, хоть на рецепшне хотя бы спрашивают - но эти мои мозгопарки на девушков не подействовали - так что захотелось - и поехалось - а там закрыто! ;)

и «Буря В Пустыне - 2» - см. видео - песчаные смерчи, забитая песком оптика, глаза, уши, ноздри, волосы..

и туалет только где-то за 4 км - около трианонов

и одичалые туристы в поисках выхода

и овечки! какие-то они обкуренные, да? я впервые в жизни вижу таких устойчивых овечек, которые стоят каждая на своем месте, как солдаты в карауле - и чуть ли не в шахматном порядке.. йэхх, надо было подойти потрогать животинок - все-тки они какие-то нездоровые, как неживые..